20:03 

smol-1
АХА! ТЫ НЕ ЗАБЫЛА ПРОМОЛЧАТЬ?! (с)
А я про него и забыла совсем :facepalm3: Солнце, спасибо тебе большое :squeeze:

31.05.2011 в 10:41
Пишет Erminar:

Мини-фик в подарок)
Сегодня дневнику моей любимой smol-1 исполняется 2 года! :slonik: :slonik: :slonik:
Солнце, пусть у вас с дневником будет еще много интересных и насыщенных событиями дней впереди :squeeze:


Название: Мужчина из дома напротив
Автор: Erminar
Бета: smol-1
Персонажи и пейринги: Джаред/Дженсен, Сандра Маккой и др.
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс
Самарри: Дженсен, автор серии любовных романов, находится в творческом кризисе. Но, не смотря на это, он пытается писать. В это же время в квартиру дома напротив въезжает новый жилец. Между ними постепенно начинают развиваться, кажется, ни к чему не обязывающие отношения...
Предупреждения: АУ
Статус: закончен
Дисклеймер: ни на что не претендую
От автора: И прости за то, что тебе самой пришлось его бетить :shuffle2:
От автора2: на самом деле это должно было быть как минимум миди, но я подумала и решила, что не осилю тот объем, что запланировала, поэтому получилось то, что получилось)))


Глава 1.

Ирэн Миллиган в свои тридцать пять имела успешную карьеру адвоката по гражданским делам, отличную квартиру на Манхэттене, любовник, младше ее на двенадцать лет, и золотую рыбку по имени Ванда.
По утрам она занималась бегом трусцой, вечерами разбирала рабочие документы и смотрела новости, по воскресеньям встречалась с подругами и посещала СПА-салон. Раз в год, на Рождество, ездила к родителям в Огайо.
Самая обычная жизнь, без потрясений, экстрима и бурных романов. Но это длилось лишь до тех пор, пока в квартиру напротив не въехал новый жилец, сменив тихую пожилую пару, решившую перебраться куда-то во Флориду, поближе к внукам.
Соседом оказался неприятный, шумный тип, который произвел просто ужасное впечатление в их первую же встречу.
Ирэн как раз возвращалась с пробежки. Поздоровалась с консьержем и прошла к лифту. Двери кабины уже закрывались, когда внутрь ввалился мужчина, от которого разило целой смесью не самых приятных запахов.
«Боже мой…» – успела подумать Ирэн, прежде чем мужчина повернулся к ней и спросил, на какой ей этаж, не обращая внимания на то, что кнопка уже нажата.
«… как же от него несет», – закончила она мысленную фразу, с трудом удержавшись от того, чтобы демонстративно не зажать нос.
– От меня воняет, да? – хмыкнул мужчина, потерев небритый подбородок. – Простите, просто я всю ночь не спал, а потом с подружкой… даже душ не принял...
«Просто заткнись и отойди подальше».
– Кстати, от вас тоже не розами пахнет, – закончил свой слишком уж откровенный сбивчивый монолог мужчина.
Ирэн скрипнула зубами, но сдержалась, потому что именно в этот момент лифт остановился. Шагнули они на этаж одновременно, соприкоснувшись в проеме плечами. Ирэн поморщилась и поспешила к своей квартире. Но неприятный тип увязался следом, едва не наступая на пятки.
Уже дойдя до входной двери, Ирэн не выдержала и резко развернулась, чтобы потребовать у этого типа убраться подальше, но мужчины за спиной не оказалось. Он, вместо того, чтобы дышать ей в затылок, отошел к двери напротив и начал рыться в карманах.
Щелкнув замком, мужчина махнул ей рукой и вошел внутрь. Проводив неприятного типа, оказавшегося новым соседом, взглядом, Ирэн скривилась и вошла в свою квартиру, пробормотав себе под нос:
– Какой кошмар...



Дженсен глотнул кофе и с тоской посмотрел на плоды своих трудов. Роман, на который он подписал контракт, все никак не желал начинаться. Раз за разом Эклз садился писать и раз за разом все стирал и начинал заново.
Проблема была не в сюжете, который особой оригинальностью не блистал. Она заключалась во вдохновении, покинувшем его после завершения последней книги.
«Знаток женских душ» – так его охарактеризовал популярный дамский журнал после публикации «Пламени во тьме», остросюжетного любовного романа. Ему пели дифирамбы, брали автографы и интервью. Ему в свою очередь приходилось непрерывно улыбаться и отвечать на вопросы. После этого было написано еще три романа, вполне себе успешных, по одному из них сейчас даже планировался сниматься двенадцатисерийный сериал.
Но после этого вдохновение Дженсена испарилось, а вместе с ним и любовник, оставивший ему кучу неприятных воспоминаний и своего пса – английского бульдога по кличке Барон.
Последний в данный момент храпел на своей подстилке у окна, которую сам туда и притаскивал, когда Дженсен садился за работу.
Наклонившись, чтобы погладить пса, Дженсен выглянул на улицу, заметив движение в доме напротив, окна которого располагались практически на одном уровне с его собственными. Квартира пустовала столько, сколько Дженсен здесь жил, – без малого три года. Причин он не знал, да и не интересовался.
Сейчас же там находились трое: полноватый пожилой мужчина с кипой каких-то бумаг в руках, молодая темноволосая женщина и высокий мужчина. Разглядеть их в полный рост не составляло труда – окна в этом доме начинались всего в нескольких сантиметрах от пола. Миниатюрная брюнетка что-то говорила пожилому мужчине и своему спутнику, держа того при этом под локоть. Высокий мужчина что-то ей отвечал, изредка поглядывая на наручные часы, и улыбался. Дженсену подумалось, что они женаты, и почему-то с уверенностью, что год-два, он работает в какой-нибудь фирме, ходит на деловые встречи и ланчи. Она, скорее всего, тоже работает в каком-нибудь офисе в центре. И они начали задумываться об увеличении жилплощади с одной простой целью: обзавестись потомством.
Размышления Дженсена прервал звонок на мобильный телефон. Эклз подскочил, огляделся, пытаясь определить, откуда доносится звук. Наконец, раскидав диванные подушки, он вытащил из-за спинки телефон и ответил. Из динамика на него полился поток ругани. Причем орали не на Эклза, а на кого-то другого. Наконец, накричавшись, его редактор откашлялась и поинтересовалась:
– Как у тебя дела? Как книга?
– Если хочешь знать, начал ли я писать, то да, начал, – ответил он.
– И как далеко продвинулся? – поинтересовалась Кэтрин, которая была в курсе его теперешнего состояния.
– А как там Брюс? Собирается приехать на Рождество, или мы опять будем с тобой напиваться вдвоем в моей квартире?
– Не меняй тему, Эклз, – попросила редактор. – Хотя, Бог с тобой, но чтобы роман был готов к сроку сдачи, даже если ради этого тебе придется продать душу дьяволу… И я загляну на неделе, так что не забудь прибраться.
Попрощавшись, Кэтрин отключилась, а Дженсен оглядел свою вполне чистую гостиную, не понимая, откуда вдруг такие претензии к порядку в его доме. Хотя чего тут удивляться, у этой женщины всегда был пунктик на этот счет.
Отложив телефон, Дженсен вернулся за письменный стол и открыл текстовый документ. Но перед этим он еще раз глянул в окно – ни пожилого мужчины, ни, предполагаемо, семейной пары видно уже не было. Это нисколько не расстраивало, хотя спутника брюнетки он предпочел бы рассмотреть поближе и куда более внимательно.
После этого прошло три недели. Дженсен много времени проводил за работой, хотя по большей части был недоволен результатом, встречался с Кэтрин и друзьями. И с интересом наблюдал за переездом в квартиру из дома напротив.
Сначала туда привезли коробки и мебель, затем все долго распаковывалось и расставлялось. То и дело мелькала уже знакомая брюнетка, указывавшая, куда и что поместить, и незнакомый парень. И вот тут Эклз обнаружил кое-что интересное – женщина, или скорее девушка, изменяла с ним тому высокому. По крайней мере, пара довольно страстных поцелуев никак не могли навести на какую-то другую мысль. Сам высокий мужчина появлялся всего несколько раз, видимо, очень занятый работой. Он целовал брюнетку в щеку, жал руку парню, оглядывался, что-то с ними обсуждал и снова уезжал.
Как только переезд завершился, была устроена вечеринка, но Дженсен видел лишь самое ее начало, перед уходом на фуршет, устроенный его издательством.
После этого несколько дней в квартире напротив никого видно не было. Это даже радовало, потому что не отвлекало от написания книги.
Затем появился высокий мужчина, и работать стало довольно тяжело. Причиной было то, что, придя с работы, тот переодевался в одни лишь спортивные штаны и в таком виде ходил по дому. И это в декабре, в то время как Эклз практически не вылезал из теплого свитера. А вот девушку Дженсен видел лишь несколько раз, что было довольно странно.
За невольным подглядыванием за соседями пролетели оставшиеся до Рождества дни. Квартира из дома напротив на все праздники опустела, видимо, пара уехала к родителям. А Дженсен, который не виделся с родными уже несколько лет, отметил Рождество вместе с Кэтрин, Бароном и Майком, заглянувшим к нему после ссоры с подружкой.
Все прошло довольно весело – Кэтрин травила байки о разных писателях, в том числе и известных, Майк слушал ее, потягивая вино и изредка вставляя свое слово, Барон с интересом кружил вокруг украшенной елки, которую заставила достать редактор, заявив, что Рождество не Рождество без нее, а Дженсен сидел у окна и смотрел, как тихо падает снег, укрывая город белой пеленой.
Праздники закончились, и тут же вернулось рабочее настроение, так что Дженсен часами просиживал за компьютером, отвлекаясь лишь на сон, еду и выгул Барона.
В одну из таких прогулок и произошла неожиданная встреча с тем самым заинтересовавшим его соседом.
Это была суббота. Барону не сиделось на месте с раннего утра, что для такого ленивого пса, как он, было не характерно. После короткой прогулки и завтрака Барон снова притащил поводок к письменному столу, за которым сидел Дженсен, пытающийся выжать из себя хоть строчку.
Взглянув на поскуливающего пса, Дженсен тяжело вздохнул и пошел одеваться. На улице с момента их предыдущей прогулки потеплело, и дети, пользуясь моментом, вышли поиграть в снежки. Их с Бароном они встретили с восторгом, уговорив Дженсена снять с пса поводок, чтобы тот смог поиграть вместе с ними. Отстегнув карабин, Дженсен попросил слишком уж не гонять неповоротливую собаку и отошел в сторону, к вышедшему подышать свежим воздухом соседу снизу. Старый Ник настолько его уболтал, что Дженсен и не заметил, как стих собачий лай, и понял, что что-то не так, только когда одна из девочек робко дернула его за рукав куртки.
– Мистер Эклз, мы только на минутку отвернулись, а Барон куда-то делся...
– Что? – переспросил Эклз, непонимающе озираясь по сторонам в тщетной попытке найти взглядом толстенького, неповоротливого пса.
Но того видно не было, и внутри вместе с пониманием этого факта начало что-то противно сжиматься.
– Где вы его в последний раз видели?
– Тут, у забора, я еще в Лизи снежком кинула.
– Вот черт, – пробормотал Дженсен, бросившись сначала в одну, затем в другую сторону.
– Мы виноваты, да? – спросила девочка. – Что Барон потерялся?
– Э-э-э, нет, просто помогите его найти, ладно?
– Ладно, – закивала собравшаяся вокруг него детвора.
– Тогда сбегайте до конца улицы и посмотрите, может, он к мистеру Хоуку в мясную лавку убежал, а я схожу в другую сторону.
Поиски в окрестностях ничего не дали, так же как и опрос прохожих. Дети вскоре выдохлись и были отправлены по домам, а Дженсен продолжил ходить по улицам, надеясь, что Барон все же не смог далеко уйти.
Сделав целый круг по кварталу, Эклз возвращался к своему дому, когда увидел Барона. От накатившего облегчения он даже не сразу заметил, рядом с кем семенит пес.
– Барон!.. Слава Богу.
Гавкнув, пес подбежал к нему, обежал вокруг и вернулся к своему новому знакомому – тому самому мужчине из дома напротив.
Эклз не ошибся, тот действительно оказался высоким, выше его примерно на полголовы. Темные, немного вьющиеся волосы, были зачесаны назад, а в каре-зеленых глазах плясали веселые искорки. От него исходила какая-то непередаваемая аура тепла и открытости, и захотелось улыбнуться в ответ на искреннюю улыбку.
– Так это ваш? – поинтересовался мужчина, видимо, заметив в его руках поводок.
– Мой, – кивнул Дженсен, не в силах оторвать глаз от обращенной к нему улыбки. – Немного отвлекся, и он сбежал.
– Вот значит как.
– И где он был?
– О, этот парень попросился ко мне в компанию где-то в квартале отсюда, – ответил мужчина, присев перед псом на корточки. – Увидел у меня в руках упаковку с крекерами и начал жалобно скулить.
При слове «крекер» Барон гавкнул и завилял хвостом, чем вызвал у мужчины смех.
– Что, еще хочешь? Ладно, но только одно.
Из кармана пальто появилась открытая упаковка с печеньем. Такие крекеры часто покупал Лео, бывший любовник Дженсена и хозяин Барона, так что неудивительно, что пес начал клянчить угощение, пусть даже и у незнакомца.
– Оу! – воскликнул мужчина, когда Барон в благодарность начал облизывать его руку. – Все, хватит малыш.
Потрепав пса по голове, он поднялся и, спрятав в карман печенье, протянул Дженсену чистую руку:
– Ну что ж. Рад был помочь.
– Спасибо, – пробормотал Эклз, пожимая горячую ладонь, совсем не замерзшую без перчатки. В отличие от его собственной, практически уже превратившейся в ледышку после нескольких часов поисков Барона.
Уже поднимаясь наверх, в свою квартиру, Дженсен вдруг подумал, что даже не спросил его имени. Хотя какая разница, как зовут парня из дома напротив? Ведь Дженсен все равно никогда не связывается с натуралами, тем более женатыми.


Глава 2.

После встречи с новым соседом прошло достаточно много времени. Конечно, они иногда сталкивались у лифта или дверей, когда Ирэн уходила на работу, а типчик только возвращался с ночных гулянок, пропахший сигаретным дымом, потом и еще чем-то не менее противным.
Иногда он приводил с собой девиц, с которыми начинал целоваться прямо посреди лестничной площадки. При этом прекрасно знал, что они не одни. Вот это больше всего и бесило обычно спокойную Ирэн.
Едва ли не последней каплей была просьба одолжить штопор в два часа ночи, и это как раз перед важным слушаньем. Штопор она все же дала, разрешив не возвращать, решив, что тем самым избавит себя от подобных просьб в будущем.
Но последним, переполнившим чашу терпения, стало их столкновение в ресторане, в который Ирэн пришла вместе со своим любовником Мэттом.
– О привет, – раздалось за спиной.
Скрипнув зубами, Ирэн повернулась и прошипела довольно улыбающемуся соседу, на левой руке которого повисла ярко накрашенная девица в безумно коротком платье:
– Какого черта тебе от меня надо?!
– Просто хотел поздороваться.
– Кто это? – встрял Мэтт, уставившийся на мужчину с нескрываемым подозрением.
– Да, кто это?! – воскликнула девица. – Это она, да?
– Она?
На лице неприятного типа отразилась работа мысли, словно он пытался понять значение, придаваемое слову «она».
– Да-да, та, с которой ты мне изменяешь!
– Ну, это получилось случайно…
– Что? – воскликнула Ирэн, не веря своим ушам.
Повернувшись к Мэтту, она выставила перед собой раскрытые ладони и как можно спокойнее произнесла:
– Это не так. Я даже не знаю, как зовут этого типа.
– Вот значит как, даже имени его не знаешь?! А чьи тогда трусы я нашла под кроватью, черные, с розовым кружевом?!
Это было невероятным совпадением, точно такие были у Ирэн – черный атлас и ряды тонкого розового кружева сзади. Они шли как бонус к нескольким дорогим комплектам белья. И самое главное, Мэтт знал об их существовании.
– Это правда? – выдохнул он.
– Нет, конечно! Это просто недоразумение, я ему только штопор один раз одалживала…
– Знаю я, какой ты ему штопор одалживала, точнее, он тебе! – воскликнула девица. – Так что хватит с меня, я ухожу!
Сказав это, дамочка отвесила соседу Ирэн звонкую оплеуху и удалилась. В создавшейся тишине Ирэн вдруг осознала, что все это время за скандалом наблюдал весь зал.
– Слушай, попроси счет, – пробормотала она любовнику.
– Счет?.. Думаю, да, и закончим на сегодня нашу встречу...
– Что?! Только не говори, что поверил этой чуши! Эй, вы, скажите, что все это неправ...
Но соседа уже и след простыл. А Мэтт просто не захотел слушать и, заплатив за свою половину ужина, удалился.
– Вот черт!
Но это было еще не самым худшим – у таксиста сломалась машина и ей пришлось ловить новую, а сделать это на малооживленной улице было очень проблематично. Пришлось идти пешком целый квартал, где уже у самого перекрестка у нее отвалился каблук.
Доковыляв до оказавшейся неподалеку скамейки, Ирэн неловко села и начала рыться в сумочке в поисках мобильного телефона.
И тут нервы сдали, и Ирэн разревелась, бросив тщетные поиски трубки.
– Платок?
Громко шмыгнув носом, Ирэн приняла белый кусочек хлопковой ткани, высморкалась и только после этого повернулась к тому, кто ей его дал. И тут же чуть не свалилась со скамьи, потому что это был никто иной, как сосед.
– Вы меня что, преследуете?!
– Вообще-то я мимо проезжал, – ответил мужчина. – Могу подвести, если хочешь.
– Обойдусь, – пробубнила себе под нос Ирэн.
– Что?
– Я говорю – хорошо.
– Вот и отлично. Кстати, все забываю представиться, я Алекс.
– Ирэн.
В тот момент она и подумать не могла, что закончит этот неудачный вечер в квартире своего соседа...



Медленно, но неотвратимо закончился январь. Работа у Дженсена периодически останавливалась, и он часами просто так, без дела просиживал за столом перед включенным компьютером.
Иногда он ловил себя на том, что смотрит в окно, наблюдая за редкими перемещениями в квартире напротив. Брюнетку он видел всего несколько раз на кухне, которая в их квартире была совмещена с гостиной. А вот хозяина дома он видел куда чаще, но почти всегда поздним вечером.
Также они пару раз встречались на улице, обмениваясь легкими кивками головы, но ничего более. Да Дженсен и не стремился налаживать с ним контакт, но судьба, видимо, решила иначе.
Они столкнулись в прачечной, расположенной на соседней улице, в один из выходных дней. Дженсен обычно посещал ее, когда пропадало вдохновение. Приходя туда, он садился на скамью с журналом и наблюдал за посетителями, подмечая жесты и прочее.
В этот день там оказалось необычайно людно, Дженсену даже пришлось ждать своей очереди. И вот, когда белье уже крутилось в барабане, кто-то остановился рядом, загородив собой свет от электрической лампы под потолком.
Подняв голову, Дженсен увидел стоящего перед ним мужчину из дома напротив. Тот, заметив, что на него обратили внимание, протянул руку и сказал:
– Привет.
– Привет, – выдохнул Эклз, пожав предложенную ладонь. На ощупь она оказалась сухой и такой же горячей, как в прошлый раз.
– В нашем доме прорвало трубу в подвале, так что пришлось идти сюда, – сказал мужчина, перед тем как занять освободившуюся стиральную машину. – Кстати, я Джаред.
– Дженсен.
Джаред улыбнулся и, присев рядом, спросил:
– А разве в вашем доме не предусмотрена собственная прачечная?
– Да, но мне нравится сюда ходить. Иногда.
– Красивая девушка? – подмигнул новый знакомый.
– Нет, просто нравится наблюдать за людьми, – ответил Дженсен, отчего-то смутившись тем фактом, что как раз девушки его не привлекают, по крайней мере, в том смысле, который был вложен в вопрос. – Вдохновляет.
– Ты художник?
– Нет, писатель.
– Здорово, а я всего лишь менеджер в одной маленькой фирме. В общем, ничего интересного.
Эклз кивнул и подумал про себя, что вряд ли Джаред говорит правду, потому что на зарплату менеджера в мелкой фирме такую как у него квартиру не купишь. Хотя какая разница, где и кем работает этот парень?
– А как там твой пес поживает, больше не теряется?
– К счастью, нет.
– Эх, я бы тоже хотел привезти сюда своих Сэйди и Харли, но из-за графика работы на них просто не будет хватать времени.
– Жена могла бы за ними приглядывать, – вырвалось у Дженсена.
Он тут же прикусил язык, прекрасно понимая, что вот этого точно не его дело.
– Вообще-то я в разводе, – ответил Джаред, продемонстрировав ему левую руку, на которой отсутствовал даже след от кольца.
– Мне очень жаль…
– О, не стоит, – отмахнулся Джаред. – И вообще, откуда вдруг такие предположения насчет жены?
– Ну…
Эклз замялся, не зная, что ответить. Сказать, что наблюдал за его квартирой, сидя у окна? Да за такое и засудить могут.
Вот черт!
– Мой рабочий стол расположен у окна, так что я часто наблюдаю за происходящим на улице. И... окна наших квартир находятся напротив друг друга, так что, хочется мне или нет, все видно как на ладони.
Он ожидал любой другой реакции, но не смеха и хлопка по спине, от которого Дженсен вздрогнул.
– Хорошо, что я не успел заняться чем-нибудь неприличным у тебя на глазах.
Говорил Джаред добродушно и искренне, словно это какая-то мелочь, а не подглядывание за чужой личной жизнью.
– Думаю, в таком случае я буду обязан отомстить и поподглядывать за тобой?
– Э-э-э, – растерялся Дженсен. – Наверное...
– Я пошутил. Но от компенсации бы не отказался.
– М-м-м, по пиву?
Так Джаред оказался у него в гостях. Оглядел свою квартиру из его окна и пообещал не заниматься неприличными вещами на кухне и в гостиной.
– И что ты пишешь за этим самым столом, если не секрет?
– Любовные романы, – пробормотал Эклз, делая глоток из бутылки.
– Что, правда? – с сомнением в голосе переспросил Джаред.
– Только не смейся.
И чтобы доказать, что не шутит, он взял одну из книг с полки и протянул новому знакомому. На обложке, конечно, значился псевдоним, но вот на обратной стороне была напечатана его настоящая фотография.
– Хм, знакомое название, – без тени иронии сказал Джаред, возвращая ему книгу. – Кажется, Сандра читает что-то подобное... Моя бывшая.
– Ну, этот жанр предпочитает большинство женщин, – кивнул Дженсен.
– И пишут в нем опять же женщины. А ты почему? Не детективы, не триллеры, фантастику?..
– У меня есть один детектив, но дальше этого не пошло.
– Почему?
– Я имел глупость показать своему редактору небольшую зарисовку, после чего она буквально заставила меня написать полноценную книгу. Читателям понравилось так, что даже пришлось заказывать дополнительный тираж, пусть и небольшой. Потом контракт сразу на три книги – и пошло-поехало.
– Но ведь это здорово!
– Угу, – согласился Дженсен, давно уже так не считающий. Но объяснять, почему и в чем причина, ему совсем не хотелось.
Они поболтали еще немного, обсудив погоду, пробки и то, как скучна работа простого менеджера. Напоследок Эклз получил ответное приглашение в гости на следующие выходные, хотя не знал, сможет ли прийти.
Но они все же встретились. Джаред открыл ему дверь, одетый в джинсы, рубашку и фартук со смешной рожицей.
Как оказалось, он решил что-нибудь приготовить, хотя делал это редко, обычно такими вещами занималась бывшая.
На время, пока Джаред хлопотал у плиты, Дженсену было предложено осмотреться, что тот и сделал, в конце концов остановившись около огромной фотографии ночного города.
– Это Сан-Антонио, – пояснил Джаред. – Мой родной город.
– Ты из Техаса?
– М-м-м, да.
– Ничего себе, я тоже, – улыбнулся Дженсен. – Только я из Далласа.
– Что, правда?!
– Ага, переехал, как только исполнилось восемнадцать. Сначала жил в Лос-Анджелесе, потом в Нью-Йорке и уже семь лет здесь.
– А я пять, после того как предложили перевестись из филиала в головной офис. Так что бываю я дома только на Рождество, и то не каждый год. А ты ездишь к родным?
Дженсен растерялся, даже не зная, что ответить. На самом деле он не виделся с родными уже очень давно, ограничиваясь разговорами по телефону. Причиной были напряженные отношения с отцом, в штыки принявшим его ориентацию. Но озвучивать это совсем не хотелось, так же как и врать.
От ответа его спасло появление той самой брюнетки, которую иногда можно было увидеть в квартире.
– Привет Джей, – сказала она, обняв Джареда за шею и чмокнув его в щеку, когда тот наклонился. – Была неподалеку и... Ой, у тебя гости.
– Да, знакомься – это Дженсен, а это Сандра.
– Дженсен… тот сам…?
Сандра ойкнула, не договорив, и, что-то тихо прошипев, пошла вешать пальто, после чего помыла руки и присоединилась к готовке и разговору.
Она поведала о том, что сейчас работает в музыкальной школе. И что скоро состоится концерт с ее участием, на который Джаред должен не забыть прийти. И на ужин в следующую пятницу тоже.
– Наверное, это выглядит странным, что мы общаемся, – смущенно улыбнулась Сандра Дженсену. – Это все ее чувство вины, – встрял Джаред. – Сэнди считает, что именно она виновата в разводе и что без нее у меня не останется ни одной чистой рубашки, и питаться я буду одними полуфабрикатами.
– Но ведь так оно и есть, – ответила Сандра. – Кроме того, я все еще тебя люблю.
– Э-э-э, а почему вы тогда развелись? – робко поинтересовался Эклз.
– Я ему изменила.
– Она влюбилась.
Сказали они это одновременно, после чего переглянулись и рассмеялись. Да уж, странная пара, пусть и бывшая.
После этого необычного знакомства Дженсен виделся с Сандрой еще несколько раз, когда заглядывал к Джареду.
Но самое главное, все это: новые знакомые, впечатления и общение – дало свои плоды. Он наконец продолжил писать.
Позже, в один из свободных от работы над книгой и встреч с Джаредом вечеров, он решил повидаться с друзьями в одном из малоизвестных в городе гей-баров, открытый только для «своих».
Пятеро друзей поприветствовали его радостными возгласами и потребовали у бармена еще пива.
– Давно не виделись, – сказал Майк. Кстати, единственный натурал в их компании. – Совсем заработался или нашел себе кого-нибудь?
– Заработался, – ответил Дженсен, не собираясь пока рассказывать друзьям о новом знакомом, а то еще будут донимать расспросами и советами «как заарканить натурала» и пытаться продемонстрировать все это на бедном Майке.
– Хочешь, помогу расслабиться? – выдохнул ему в ухо Уилл полным издевательской томности голосом.
– Отвянь, придурок, – засмеялся Дженсен, отталкивая от себя друга.
– Ну-у-у, давай хоть поцелуемся, – проныл Уилл, складывая губы бантиком.
– Тогда отстанешь?
– Да ни за что!
Под раздавшийся после этого хохот Дженсен и заметил полный удивления взгляд только что вошедшего посетителя, обнимающего стройного молодого блондина за плечи.
Этим посетителем оказался Джаред. Тот, кого Дженсен ожидал увидеть в этом месте меньше всего.


Глава 3.

Переступив порог квартиры Алекса, Ирэн ожидала увидеть ужасный бардак, пустые бутылки из-под шампанского, женское белье, разбросанное там и тут, и еще что-нибудь похуже. Но внутри все оказалось до жути стерильно, даже ее квартира не могла похвастаться такой чистотой.
– Пожалуйста, сними обувь, – попросил хозяин, запирая входную дверь.
Следующее, что поразило ее еще больше, это полки с книгами. Книг было очень много, каких-то старых, с заметно обтрепанными корешками, и совершенно новых. Еще один стеллаж был отведен под пластинки.
– Ты это слушаешь?
– Ну да. У меня даже проигрыватель есть.
Это было так странно, потому что все, что она увидела, не сочеталось с тем образом, который сложился в ее голове за время их знакомства.
– Что будешь? У меня есть ликер, коньяк и виски.
– Давай виски, – ответила Ирэн, продолжая осматриваться.
Ее внимание привлекли фотографии, повешенные на выбеленную кирпичную стену: юноша, похожий на хозяина квартиры, только лет на пятнадцать моложе, с дипломом об окончании школы в руках, групповое фото большого семейства на пляже, какой-то клуб и мужчина, обнимающий Алекса за плечи, и другие фото.
– Это ты? – поинтересовалась Ирен, указав на юношу.
– Племянник. В прошлом году окончил школу с отличием, за что получил стипендию в Гарварде.
– А это твоя семья?
– Да, родители, старшая сестра, племянники, тети и дяди. А это мой партнер по бизнесу, – сказал Алекс, указав на фото в клубе. – Я совладелец этого самого места, в котором было сделано фото. Даже переехать пришлось, чтобы удобнее было ездить на работу.
– То есть все эти утренние появления, девицы...
– Побочный эффект, так сказать, но на самом деле я совсем другой, – сказал мужчина, понизив голос так, словно их кто-то мог услышать.
Ирэн отпила из широкого стакана и хихикнула, представив себе, какой бы урон был нанесен его репутации, если бы окружающие узнали правду.
– Знаешь, ты очень милая, когда смеешься, – улыбнулся Алекс, убрав выбившийся локон волос ей за ухо.
Ирэн замерла, подняла голову и, встретившись взглядом с искрящимися смешинками глазами, подумала, что, наверное, все не так уж и плохо, как казалось час назад...



Дженсен вот уже несколько дней находился в полной растерянности после случайной встречи в баре.
Они с Джаредом смотрели друг на друга всего несколько секунд, столько, чтобы ни спутник Джареда, ни друзья Дженсена ничего не заметили. После чего, что-то шепнув на ухо блондину, Джаред направился обратно к выходу. Эклз даже предположить не мог, что он сказал парню, но, скорее всего, вышел под предлогом позвонить. А чуть позже у блондина пискнул телефон. Взглянув на дисплей, он громко чертыхнулся и, немного подумав, заказал себе выпить. Один он, конечно, долго не пробыл и вскоре ушел вместе с таким же одиноким парнишкой.
Дженсен все это время наблюдал за ним, но не специально, просто взгляд сам собой раз за разом останавливался на его фигуре.
Убедившись в том, что Джаред не вернется, Дженсен немного расслабился, но настроение сошло на нет, и вскоре, попрощавшись с друзьями, он отправился домой.
Перед тем как войти в подъезд, он поднял голову и взглянул на дом напротив. В окнах квартиры Джареда свет не горел, чего можно было вполне ожидать, все же время было позднее. Хотя это не значило, что хозяин спит, может, он вовсе в данный момент не находился дома, а цеплял в каком-нибудь баре какого-нибудь другого парня.
Как бы то ни было, следующие несколько дней они не общались. Дженсен за это время не написал ни строчки, чем жутко разозлил Кэтрин.
Слушая вполуха ругань редактора, пришедшей к нему так не вовремя, он заметил движение в окне напротив. Это был Джаред, оказавшийся дома в самый разгар буднего дня.
Поддавшись неожиданному импульсу, Дженсен вскочил со своего места и рванул в прихожую и, прихватив куртку, выскочил за дверь. Где-то позади вопрошающе воскликнула Кэтрин, но Дженсен даже не остановился, чтобы ответить.
На ходу накинув куртку, он перебежал на другую сторону улицы и вошел в подъезд следом за старушкой, ведущей на поводке чихуахуа. Взбежал по лестнице и громко постучал.
Ему открыли пару секунд спустя, словно Эклза поджидали под дверью. Джаред, стоящий в прихожей в верхней одежде с дипломатом в руках, судя по всему, собирался на работу.
– Эм… уже уходишь? – ляпнул Дженсен первое, что пришло в голову.
– Забыл документы дома, пришлось вернуться, – ответил Джаред, не спеша покидать квартиру.
– А… ясно.
Дженсен посторонился, пропуская Джареда на лестничную площадку. Тот вышел, запер дверь и пошел к лестнице. Сделав пару шагов вниз по лестнице, он обернулся и сказал:
– Кхм… я сегодня буду рано, так что...
– С меня пиво?
– Да, пожалуй.
Неловко улыбнувшись, Джаред махнул ему рукой и начал спускаться. Проводив его взглядом, Эклз постоял еще с минуту на том же месте, после чего поспешил вернуться в квартиру к Кэтрин.
– Что это было? Вдруг вскакиваешь и убегаешь, даже ничего не сказав...
– Прости, это было срочное дело.
– И?
Дженсен в ответ пожал плечами и предложил вернуться к обсуждению возможного переноса срока сдачи рукописи.
Наконец, выпроводив редактора, он вернулся к работе, которая снова застопорилась спустя час.
Вечером, прихватив с собой упаковку пива, он отправился в дом напротив, даже не представляя, о чем они с Джаредом будут разговаривать. Не обсуждать же местную гей-тусовку, в самом деле?
Джаред его встретил его сдержанной улыбкой и таким же рукопожатием.
– Пицца? – поинтересовался Эклз, ощутив приятный аромат.
– Слишком устал для готовки.
Они сели за стол, открыли по пиву и, избегая смотреть друг другу в глаза, заговорили о погоде и прочих банальностях.
– Слушай, – наконец не выдержал хозяин, – ты же не за этим сюда пришел?
– Что?
– Тебя ведь интересует, не в том ли, что я гей, кроется причина развода с Сандрой?
– Я даже не думал об этом, – признался Дженсен. Что было полнейшей правдой.
– Честно? – вздохнул Джаред, запустив пятерню в свою шевелюру.
– Да. И… я хотел бы прояснить один момент. Никто кроме близких не знает о моей ориентации. Для моих читательниц я «загадочный холостяк, способный вывернуть женскую душу наизнанку». Это не я придумал, написали в каком-то журнале. И мне бы очень не хотелось разрушать этот образ, о котором так печется мой редактор.
– Хм, забавно.
– Что?
– Я собирался сказать тебе то же самое. Точнее, почти, потому что книг я не пишу...
– В смысле?
– Ну, моя карьера очень зависит от того, какой я ориентации. Мне даже жениться пришлось.
– Значит твоя бывшая не в курсе, – скорее утверждая, чем спрашивая, сказал Дженсен.
Джаред покачал головой и расплылся в полной тепла улыбке.
– Вообще-то моя ориентация стала едва ли не первым, о чем узнала Сэнди, когда мы познакомились… Это случилось три года назад. Тогда поменялось руководство компании – отца сменил старший сын, жуткий гомофоб, устроивший «охоту на ведьм». Кое-кто из коллег шепнул, что я тоже в черном списке и если в ближайшее время не смогу опровергнуть ходящие обо мне слухи, вылечу с работы.
– Неужели за такое увольняют?
– Поверь мне, да. К тому же уйти самому... Я ведь еще с колледжа мечтал попасть в эту фирму, после того как ее основатель провел у нас семинар.
Джаред повертел бутылку в руках, отхлебнул пива и продолжил:
– В общем, я не знал, что мне делать. Ко всему прочему в тот день сломалась машина, и пришлось добираться до дома на метро. Чтобы сократить путь, я пошел через парк, где наткнулся на плачущую девушку. Сначала прошел мимо, но потом вернулся и предложил ей платок. Я, по правде говоря, думал, что ее бросил парень или еще что-нибудь в этом духе. Оказалось, она забрала документы из университета, в который совсем недавно поступила.
– Сандра?
– Да. Послушная примерная девочка с высоким IQ, имеющая прекрасные оценки по математике и мечтающая о карьере пианистки. Она и вправду занималась музыкой, но когда пришло время выбирать университет, родители категорически настояли на экономическом факультете. Сэнди поступила, отучилась два месяца и, не выдержав, бросила. А плакала потому, что каждый день уже две недели притворялась, будто ходит на занятия, так как боялась признаться родителям в содеянном. И после ее рассказа у меня как-то само собой вырвалось, что меня могут уволить из-за моей ориентации. Стоило мне это сказать, как она начала меня утешать. И в тот момент… я не знаю, что на меня нашло... Я спросил, далеко ли она живет, после чего взял за руку и повел ее домой. Нам открыла ее мама. Я поздоровался и с ходу и заявил: Сандра бросила университет и мы с ней помолвлены. Мэдлин так растерялась, что пропустила первую новость мимо ушей. Сэнди, конечно, тоже была в шоке, но сообразила: лучше в данной ситуации молчать и не забывать кивать в нужных местах... Тогда я подумать не мог, что на самом деле женюсь. Потом она сходила вместе со мной на пару корпоративных вечеринок и познакомилась с моими родителями. Какое-то время мы притворялись, а потом поняли: нам нравится быть вместе и на самом деле мы не против брака, пусть и фиктивного. Мы прожили вместе почти два года, а потом Сэнди встретила Роя, и я предложил развестись. В любом случае, я думаю, наш брак не мог продолжаться долго, но Сандра почему то считает себя виноватой в том, что влюбилась.
– Может, потому что вы все же не чужие друг другу?
– Может быть.
В комнате вновь повисла долгая неловкая пауза, которую до безумия захотелось чем-нибудь заполнить.
– Слушай, сегодня же вроде баскетбол! – неожиданно воскликнул Джаред.
– Кажется, Детройт против Чикаго?
– Ага. За кого будешь болеть?
– Конечно, за Чикаго!
– Вот черт, а я за Детройт...


Глава 4.

Ну почему Ирэн вчера повела себя как смущенная школьница, сбежав после одного-единственного поцелуя? Ведь, в самом деле, если бы Алекс попытался поцеловать ее в тот день, когда впервые пригласил к себе, то ее реакцию можно было понять. Но сейчас, после месяца тесного общения...
Может, потому, что он слишком ей нравился?
Ирэн мучилась сомнениями еще с час, пока все же не решилась пойти к соседу и пригласить его на чай с кексом, который она сама испекла.
Но стоило открыть входную дверь, как она тут же нос к носу столкнулась с Мэттом, только собиравшимся стучать.
Со своим любовником Ирэн не виделась с той злополучной сцены в ресторане, так что появление Мэтта оказалось весьма неожиданным, так же как и внушительный букет роз.
– О боже, ты меня напугал!
– Прости.
Ирэн кашлянула и, пригладив волосы, поинтересовалась:
– Сегодня какой-то праздник?
– Вообще-то годовщина нашего знакомства, – ответил Мэтт.
– Как я могла забыть…
– Но вообще, я не за этим, – просиял любовник. – Позволь...
В этот момент дверь напротив приоткрылась, и из нее выпорхнула знакомая блондинка, та самая, что устроила скандал. В ее глазах, кажется, промелькнуло узнавание, а уже в следующий момент, развернувшись, девица громко произнесла:
– Спасибо за потрясающую ночь, пупсик!
И, протянув руку, она ухватила стоящего в дверях Алекса за шею, после чего запечатлела на его губах страстный поцелуй.
Увидев это, Ирэн словно оцепенела. Она мучилась сомнениями со вчерашнего дня, а этот… этот всю ночь…
– Что ты хотел сказать мне, милый? – так же громко спросила она у Мэтта.
– Думаю, это приватный разговор, так что...
– Заходи, я как раз испекла кекс. Лимонный.
Такой, какой больше всего любит Алекс. Хотя какая теперь разница?..
– Эй, ты меня слушаешь?
– А?.. Да-да...
– Так вот, я хотел...



– Снова уходишь, – с нескрываемым разочарованием в голосе произнес Джаред.
– Ты же знаешь, Барон не любит оставаться один надолго.
– Тогда бы брал его с собой…
– И он бы скулил под дверью, – фыркнул Дженсен.
Одевшись, он чмокнул на прощание продолжающего лежать Джареда и направился к двери, ведущей из спальни.
– Не забудь запереться.
Перейдя улицу, Дженсен поднялся к себе, принял душ и лег в постель. Это продолжалось уже почти два месяца – совместный ужин за просмотром какого-нибудь фильма или спортивного матча, душ и секс. И ни разу за это время Дженсен не остался ночевать.
Он делал это намеренно, тем самым сохраняя между ними дистанцию, хотя сам же все и начал спустя месяц после их откровенного разговора.
Тогда они довольно сильно напились, просто так, без причины. Джаред рассказывал какую-то историю из студенческой жизни. Он то и дело сбивался и начинал говорить о чем-то совершенно другом. Эклз слушал его молча, лишь изредка прихлебывал из стакана. А потом, когда Джаред снова сбился, отставил стакан и, потянувшись, заткнул ему рот поцелуем. Как они оказались в кровати, Дженсен помнил смутно, но даже тогда, пьяный, расслабленный после бурного оргазма, он нашел в себе силы подняться, одеться и дойти до своей квартиры.
Делал он это, чтобы не подпустить Джареда слишком близко, иначе все могло скатится к тому, что было у него с Лео – встречи в кругу друзей, секс, казалось бы, без обязательств, ночевки друг у друга и, как итог, совместное проживание. Только вот жить вместе с предыдущим любовником оказалось не так-то просто, ведь Дженсен большую часть времени посвящал работе, а это, сначала восхищавшее Лео, начало его жутко злить. Обиды и раздражения из-за отсутствия внимания со стороны Эклза, как раз пытавшегося выйти из творческого кризиса, в какой-то момент накопилось столько, что в итоге это выплеснулось потоком упреков и обвинений.
Дженсен пытался оправдаться, объяснить, что не может работать иначе. Пытался помириться.
Но Лео предпочел уйти, хлопнув на прощание дверью, забыв взять с собой в новую жизнь свою собаку, которую завел еще до знакомства с Дженсеном.
После расставания Дженсен еще долго чувствовал себя опустошенным и виноватым в том, что все так получилось.
Глупо, конечно, но сейчас он боялся повторения истории, так что старался держать Джареда на расстоянии. Кажется, того такая отстраненность устраивала, но в последнее время Дженсен все чаще слышал предложения остаться ночевать, сходить куда-нибудь вместе или съездить за город.
И каждый раз Джаред получал отказ, хотя иногда Дженсену очень хотелось согласиться.
На следующий день, едва встав, он созвонился с редактором и договорился о встрече.
Кэтрин пришла с коробкой пирожных и бутылкой сливочного ликера, на который Эклз покосился с отвращением.
– Боже, я так рада, что это наконец свершилось, – промурлыкала Кэтрин, беря в руки распечатанную рукопись. – Конечно, пришлось потрудиться, чтобы оттянуть срок сдачи, но думаю, оно того стоит… Ты чего такой кислый?
– Тебе показалось, – ответил Дженсен, нацепив на лицо дежурную улыбку.
– А я думаю, нет, – с подозрением в голосе произнесла редактор. – Это из-за твоего нового парня?
– Он не мой парень, просто партнер для секса.
– Но ты хотел бы, чтобы он им стал, не так ли?
– Во-первых, это чревато проблемами, как для меня, так и для него, а во-вторых...
– Ты боишься в него влюбиться, – закончила за него Кэтрин.
– Из этого просто ничего не выйдет, и любовь здесь совсем не причем!
– Ладно, не злись, – фыркнула Кэтрин, махнув на него рукой. – Твоя личная жизнь – твое собственное дело, но смотри, чтобы в пятницу она не помешала тебе прийти на благотворительный вечер.
Эклз ни о чем подобном до этого дня не слышал, поэтому поинтересовался:
– А что вдруг за вечер?
– О, наш босс дружен с новым главой одной крупной компании, вот нас и пригласили. Кстати, твоя книга «Пламя во тьме» с автографом будет одним из лотов.
– Хм...
Вообще-то у Дженсена действительно были планы на этот день – он собирался встретиться с друзьями, но раз так…
В пятницу ровно в шесть за ним заехала Кэтрин вместе с Брюсом, который вызвался их подвезти. Этот уже немолодой мужчина достаточно долгое время добивался руки Кэтрин, но та все тянула с ответом – не потому, что не хотела за него замуж, просто ей нравилось его дразнить.
Вполуха слушая их разговор, Дженсен с легкой завистью подумал, что сам был бы не против таких легких и теплых отношений.
Об этом он размышлял вплоть до приезда к зданию, где должен был пройти благотворительный вечер.
Внутри, как показалось Эклзу, было слишком шумно и людно, а ведь здесь ему предстояло провести как минимум три-четыре часа.
Взяв у проходящего мимо официанта бокал с шампанским, он тяжело вздохнул и пошел следом за Кэтрин, увидевшей в толпе кого-то из знакомых.
Следующие полчаса Дженсен общался с еще двумя писателями из их издательства, каким-то бизнесменом и Кэтрин.
Та, чтобы кружащие вокруг них девицы перестали бросать на Дженсена плотоядные взгляды, взяла его под руку и излишне громко намекнула, что является не просто редактором.
Девицы явно были разочарованы и вскоре отправились на поиски других жертв, что позволило Дженсену немного расслабиться. Зря.
– Извините, я украду его у вас ненадолго, – раздалось у него за спиной, и тут же кто-то крепко взял Дженсена за локоть.
Эклз повернул голову и изумленно уставился на не скрывающего злость Джареда. Тот развернул его и потащил в сторону террасы, игнорируя требование Дженсена отпустить руку.
Конечно, Дженсен мог вырваться, но привлекать еще больше внимания, чем уже было, ему не хотелось. Оказавшись на террасе, Дженсен все же освободил локоть из железной хватки и поинтересовался:
– Какого хрена ты вытворяешь и что вообще тут делаешь?
– Я здесь вместе со своим шефом, а вот ты какого черта тут делаешь с этой бабой?!
– Она мой редактор, – как можно спокойнее ответил Дженсен. – И то, как мы ведем себя друг с другом, не твое дело.
– То есть я должен стоять и смотреть на то, как она на тебе виснет?..
– Ты что, ревнуешь? – не удержался от смешка Дженсен.
Он ожидал, что его пошлют ко всем чертям, но никак не того, что Джаред покраснеет и отведет глаза.
– Извините, что вмешиваюсь, но вам двоим лучше вернуться в зал, – сказала появившаяся в дверях Кэтрин.
– Дай нам одну минуту, – попросил Эклз.
Как только Кэтрин ушла, Дженсен повернулся к Джареду и произнес, чеканя каждое слово:
– Не знаю, что ты там себе напридумывал, но мы с тобой лишь секс-партнеры, и если это тебя не устраивает, давай остановимся и все закончим.
Не давая ответить, Дженсен развернулся и направился в сторону двери, ведущей в зал. С той стороны его встретила Кэтрин и сразу же потащила в бар, где попросила бармена налить ему двойную порцию виски.
– Если хочешь, можешь поехать домой, а я тут как-нибудь выкручусь одна.
– Нет, не стоит, – отмахнулся Эклз. – Я в норме.
Кэтрин взглянула на него с явным сомнением, но спорить не стала – и хорошо, потому что остаток вечера прошел спокойно. Джареда он больше в этот день не видел.
Тот позвонил ему на следующее утро, но Дженсен слишком долго раздумывал над тем, брать или не брать трубку, и в итоге Джаред отключился. Всю следующую неделю они также не созванивались и не встречались, Джареду, судя по всему, было некогда, а Эклз продолжал злиться из-за сцены, что тот устроил.
Наконец, в субботу Дженсен решил зайти к Джареду и сказать, что погорячился, но тот опередил его с визитом.
– Привет, – пробормотал Эклз.
– Я всего на минуту... попрощаться...
– Что?
– Меня перевели в Нью-йоркский филиал, так что сегодня я улетаю…
– Оу, удачи, – сказал ошеломленный новостью Дженсен, выдавив из себя улыбку.
– Спасибо. И за все остальное тоже.
Он протянул Эклзу руку, которую тот пожал и, улыбнувшись на прощание, начал спускаться вниз.
Только когда шаги стихли, Дженсен закрыл дверь и, медленно опустившись на пол, попытался осознать, что это все. Точка.
И это именно в этот момент он понял, что успел влюбиться в Джареда по уши.


Глава 5. Заключительная

Ирэн выбралась из кровати, потянулась и, завернувшись в простыню, вышла на балкон, с которого открывался потрясающий вид на остров.
А ведь если бы не внезапный отъезд соседей и последовавшая за этим череда событий, то она могла бы и не быть здесь.
– О чем думаешь? – спросил Алекс, приобняв ее и положив колючий от щетины подбородок ей на плечо.
– Вспоминаю нашу первую встречу.
– Не напоминай...
– Почему же? Если отбросить запах, помятую одежду и... ай!..
Алекс подхватил ее на руки и отнес обратно в кровать «мстить» за напоминание об их знакомстве. Как будто пятой по счету бурной ночи с начала их медового месяца ему было недостаточно...
Впрочем, Ирэн была совсем не против...



Дженсен поставил в углу страницы свой автограф и, улыбнувшись, передал книгу стоящей перед ним поклоннице, за которой ожидало своей очереди еще около двух десятков женщин и даже пара мужчин.
Виной тому была новая книга «Мужчина из квартиры напротив», которая только-только появилась на полках магазинов.
А пока ее только готовили к печати, Дженсен решил сделать творческий перерыв:
– Мне это нужно, по крайней мере, сейчас.
Кэтрин не стала его расспрашивать, лишь попросила не затягивать отпуск надолго.
Совместил он это событие с переездом. Его новым жильем стала небольшая квартира в тихом районе рядом с парком, в котором он вскоре полюбил гулять по вечерам. Именно там познакомился с Пьером, инженером, приехавшим обмениваться опытом со своими зарубежными коллегами в области каких-то технологий.
Дженсену нравилось проводить с ним свободные вечера, просто общаться на разные темы и не предаваться воспоминаниям, которые до сих пор отдавались внутри неприятными ощущениями.
Тогда, по закону жанра любовных романов, он должен был броситься следом и, окликнув, помчаться через улицу, наперерез едущим по дороге машинам. И после этого обязательно крепко обнять и поцеловать Джареда у всех на глазах...
Только реальная жизнь не роман, и у таких выходок бывают серьезные последствия, за которые приходится расплачиваться не только главным героям, но и их близким. Он это прекрасно понимал, а потому и не подумал вытворять что-то подобное. Но если бы?..
Поток мыслей оборвало деликатное покашливание. Опомнившись, он поставил автограф и, смущенно улыбнувшись, передал очередную книгу ее хозяйке.
Наконец, освободившись, он поблагодарил организаторов встречи с фанатами и покинул магазин.
За это время на улице снова пошел снег, делая предрождественскую атмосферу еще более праздничной.
Примерно в это же время год назад он впервые увидел Джареда из окна своей квартиры. Как, оказывается, летит время...
Поправив шарф, он заспешил к входу в подземку. Жил он неподалеку, так что так было даже удобнее, потому что получалось намного быстрее, чем на такси.
Выйдя из метро, Эклз перешел улицу и завернул в уже ставшую родной кофейню, где купил себе черный кофе и ужин.
Подходя к подъезду, он увидел грузовик и рабочих, выносящих из него мебель и коробки, а это значит, что единственная свободная квартира в их доме, расположенная напротив его собственной, обрела хозяина. Обойдя наставленные в коридоре коробки, Дженсен достал ключи и отпер дверь, решив в ближайшее время поприветствовать новых соседей.
У порога его встретил недовольный Барон, который явно был не рад от того, что его оставили дома одного на целый день.
– Прости малыш, но взять я тебя никак не мог, но зато сегодня можем погулять подольше, если хочешь, как тебе?
На слово «гулять» пес отозвался радостным лаем и, громко топая и пыхтя, убежал за поводком. Отложив ужин на потом, Дженсен защелкнул на ошейнике карабин и отправился в парк.
Они сделали целый круг, когда в кармане ожил мобильный. Звонил Пьер, чтобы узнать, может ли он заглянуть в гости сегодня.
– Я...
Дженсен осекся, потому что в этот момент его едва не сбили с ног.
– Ой, простите, я вас...
Налетевший на него мужчина, так же, как и Дженсен, разговаривавший до этого по телефону, умолк на несколько секунд, а после одновременно с ним спросил:
– Дженсен?!
– Джаред?
Они замерли, глядя друг на друга с нескрываемым изумлением, совершенно позабыв про свои мобильные.
Джаред за все время, что они не виделись, кажется, почти не изменился, разве что немного осунулся.
– Извини, Пьер, я тебе перезвоню.
– Что?..
Джаред последовал его примеру и, убрав телефон в карман, спросил:
– Как ты?
– Неплохо. А ты? Перевелся обратно?
– Вообще-то я уволился, – ответил Джаред. – И открыл свое дело вместе со школьным приятелем.
– Вау.
– Сам бы не подумал… А у тебя вроде книга вышла?
– Да, но пока больше ничего писать не буду… Решил сделать перерыв.
Джаред, кажется, еще что-то хотел спросить, но их прервал настойчивый трезвон мобильного.
– Да?.. Извините, я задержался на работе... Если торопитесь, можете просто оставить ключ под дверью... Э-э-э... хорошо, я скоро приду. – Отключившись, Джаред виновато улыбнулся и пояснил: – Рабочие заносят мебель в новую квартиру, просят прийти, пока они не закончили. Это, кстати, совсем рядом, так что... в общем, если будет желание, заходи...
Дженсен вспомнил коробки, стоящие в коридоре, рабочих и, не удержавшись, рассмеялся, представив себе, как бы они выглядели, столкнувшись не в парке, а выходя из своих квартир.
– Это значит нет?..
Дженсен хмыкнул и покачал головой, не представляя, как сказать ему, что они снова стали соседями и что теперь их разделяет не улица, а всего лишь лестничная площадка. При этом вероятность того, что помимо Джареда в этот день мог переезжать кто-=то еще и именно в эту квартиру, Дженсен отмел сразу.
Да, это не любовный роман, но ведь и в жизни бывают чудесные совпадения. А это значит, что у них есть шанс начать все сначала...

Конец.


URL записи

@темы: a present, не мое, фики

URL
Комментарии
2011-08-01 в 10:08 

пусанская булочка
you got no jams©
шикарно :hlop:

2011-10-11 в 04:13 

А где продается такая кровать, Чтоб рано ложиться и поздно вставать?
Замечательно:bravo:

     

Дневник smol-1

главная